G-news

Понедельник, 11-е Декабря 2017
13:37:12

Вступили в силу документы, разработанные Украинским государственным центром радиочастот (УГЦРЧ), которые будут регулировать ввоз и реализацию радиоэлектронных устройств.

 

Директор УГЦРЧ Павел Слободянюк рассказал «i», как будут ввозиться и продаваться мобильные телефоны.
 
Вопрос: Вступает в силу новый порядок ввоза мобильных телефонов в Украину. Какие его основные принципы?
 
Ответ: Основная задача, которая закладывалась и в предыдущий, и в этот порядок — это, естественно, не обобрать импортеров, а обеспечить украинцев устройствами, не опасными для жизни. Собственно, все наши наработки были направлены на это. Мы прошли путь проб и ошибок, а также консультаций с рынком и предлагали разные варианты порядка ввоза, которые нам доступны. И я на сегодняшний день остаюсь на позиции, что предыдущий порядок неплохой — когда мы ввели двойное маркирование. Единственное — он несколько устаревший, а в новом порядке мы вводим новые абсолютно современные технологии, используемые в Европе.
 
В: Какие же?
 
О: Это создание списков IMEI (международный уникальный идентификационный код телефона). По нему можно абсолютно точно идентифицировать телефон, за исключением случаев подделки, но это уже уголовное преступление. В Англии за подделку IMEI предусмотрено наказание до пяти лет лишения свободы. Большое количество серых аппаратов — это акционные телефоны, т.е. какой-то оператор их купил, и предполагалось их отдать своим абонентам по цене, скажем, один-два фунта. Но он учитывал, что потом реальная стоимость компенсируется за счет платежей. А что делают серые поставщики? Они эти телефоны массово скупают, проводят раскодировку и здесь продают уже по полной цене. Соответственно, у нас поставщики зарабатывают деньги, а оператор в другой стране их теряет.
 
В: Вернемся к основной теме. Что все-таки нового есть в нынешнем порядке?
 
О: В новом положении мы приняли решение о том, что идентификация ввезенных в Украину аппаратов будет производиться по его IMEI. С 15 апреля мы вводим в тестовую эксплуатацию базу данных IMEI. До конца апреля она начнет работать. База будет хранить, прежде всего, коды всех телефонов, которые легально поступают в страну. Это принципиальное отличие. Раньше мы требовали, чтобы импортер маркировал аппараты после пересечения границы специальными марками. Ввозить можно только то, что сертифицировано в Украине. И только то, что внесено в список радиоэлектронных средств, разрешенных к использованию у нас. На этапе выполнения этих требований проверяется, вредный аппарат для здоровья или нет, можно ли его ввозить или нельзя. Сейчас, на мой взгляд, очень важен тот факт, что мы смогли договориться с крупнейшими производителями о том, что ответственность за ввоз аппаратов все-таки несет производитель.
 
В: За ввоз, т.е. за импортеров?
 
О: Совершенно верно. В новом положении появилось понятие «авторизованные поставки». Есть две основные схемы. Согласно первой, представительства компаний, т.е., по сути, производители, должны обеспечить ввоз в страну и растаможку мобильных аппаратов на территории Украины. А уже дальше продавать, раздавать и т.д. Это белая и красивая схема, по которой работает основная масса европейских поставщиков. Согласно второй схеме ввоза, списки тех импортеров, которые имеют право ввозить телефоны определенной компании, согласовываются с представительством производителя.
 
Вопрос: А что происходит дальше, после ввоза?
 
Ответ: После ввоза импортер должен в течение 10 дней предоставить нам в электронном виде перечень IMEI поставленных телефонов. И мы их вносим в свою базу данных. Точно также в положении определены сроки, когда все операторы связи должны дать нам полный перечень IMEI телефонов тех абонентов, которых они обслуживают. До 30 июня еще можно будет продавать те мобильные аппараты, идентификационные коды которых не внесены в нашу базу. После этого срока, извините, торговать можно только теми аппаратами, коды которых есть у нас.
 
Более того, в новой системе предусмотрена возможность, когда каждый покупатель в магазине путем несложного набора кода телефона либо через интернет, либо отправив СМС может проверить, каким образом этот аппарат появился в Украине. Т.е. есть его IMEI в нашей базе или нет. Мы это добавляем в требование к продавцам. Они все должны на своих точках продаж предоставить возможность каждому покупателю проверить покупаемый телефон.
 
Кроме того, все продавцы, которые на сегодняшний день имеют какие-то нереализованные запасы товара, до 30 мая имеют право обратиться к нам и сказать: «Извините, ваше положение вот только вышло. Поэтому будьте добры, те аппараты, которые мы еще не успели продать, введите в базу данных». Но при этом мы же понимаем, что в самом коде телефона заложена дата его производства. Поэтому там злоупотреблений быть не может. Если мы увидим, что этот аппарат произведен до введения в действие положения — тогда пожалуйста. Мы понимаем, что закон обратной силы не имеет. Если же аппараты произведены после этой даты, то извините, дорогие, но так не пойдет.
 
В: Кроме непосредственно ввоза, есть ли еще какие-то задачи, которые сможет решить новая система?
 
О: Да, это проблема воровства мобильных телефонов. Она в Украине более, чем серьезная. Как-то я общался с пресс-секретарем МВД. По их данным, в течение года происходят сотни тысяч случаев воровства аппаратов. И большое количество людей вообще не обращается в милицию после пропажи телефона. И каким образом можно точно решить эту проблему? Путем усиления борьбы с воровством как таковым, как показывает мировая практика,— вряд ли. Если есть что-то, что можно украсть и продать, то это будут воровать и продавать. Надо искать другой способ решения этой проблемы. И он есть. Вся Европа по нему работает. Это создание черных списков. Т.е. если гражданин законно подтверждает кражу мобильного телефона правоохранительным органам, то они присылают нам номер кода и мы вносим его в черный список. И это будет сигнал и прямая обязанность всех операторов — не обслуживать этот телефон. Тут сразу может решиться проблема. Ведь если телефон нельзя использовать, зачем его воровать. И в новом порядке прописано, что операторы обязаны обслуживать только те телефонные аппараты, чьи коды мы введем в базу. На мой взгляд, это правильно. Если мы не сделаем этого, мы никогда не перейдем к нормальному цивилизованному рынку и по прежнему останемся страной, куда можно сбывать всякий хлам.
 
В: А вы можете привести несколько примеров, где и как работают черные списки? Я так понимаю, в мире это уже далеко не новшество.
 
О: В Европе уже давно действуют системы по глобальному поиску пропавших мобильных телефонов. К примеру, одна из организаций, расположенная в Ирландии (Дублин) ведет черный список IMEI всей Европы. Чтобы подключиться к этой базе нужны инвестиции в программное обеспечение в размере $1 млн.
 
В Латвии без мобильной связи в 2008 г. осталось более 80 тыс. абонентов, купивших ворованные телефоны. С середины марта 2008 г. там работает база данных краденых аппаратов. При покупке телефона жители Латвии могут проверить, не было ли украдено устройство. Для этого надо ввести IMEI-код телефона на сайт www.numuri.lv. Перепрограммировать IMEI-код возможно, но в Латвии за это предусмотрен крупный штраф, а при вторичной поимке — уголовное дело. Абоненты швейцарского оператора Swisscom Mobile также могут попросить заблокировать трубку (именно аппарат, а не SIM-карту), в случае если она украдена. Подобным путем идут многие страны бывшего СССР. Так, в Азербайджане служба безопасности оператора «Азерсел» проверяет, находится ли в сети мобильный аппарат с конкретным IMEI. Если да, то по вставленной в него SIM-карте они определяют нового, незаконного владельца телефона и сообщают информацию в полицию. Если в течение трех месяцев сотовый не найден, его отключают.
 
В: Какова статистика ввезенных телефонов за последние годы? Сколько их них серых?
 
О: За 2007 г., по оценкам аналитиков рынка, продано 8,5 млн. мобильных аппаратов. А законно ввезено только 720 тыс. Это 8,5%. В прошлом году объем рынка составил 7,9 млн. аппаратов. Из них было ввезено легально 1,3 млн. Это 16,5%. Рост существенный. Причем практически половина всех легальных аппаратов была ввезена на протяжении мая-июля. Именно в этот период действовало маркирование и операторы поняли, что начинается контроль. Те, кто занимались контрабандой, перестали этим заниматься. А когда они поняли, что маркирование снова отменено, то пошел вал незаконно ввезенных аппаратов. За 2009 г., по оценке холдинга Unitrade, в Украине будет продано более 4 млн. мобильных аппаратов. На сегодняшний день легально ввезено примерно 200 тыс. Это практически законченный квартал. Можно прогнозировать, что за год это будет в лучшем случае 800 тыс., если ничего не изменится. Это очень мало.
 
В той же России белых телефонов — не менее 20-25%. В развитых странах вообще другие показатели. Как такового серого рынка там вообще практически нет.
 
В: Что будет с теми телефонами, которые, как обнаружится, завезены нелегально? Какие-то санкции есть?
 
О: Санкций по большому счету нет. Если обнаружили нелегально завезенный аппарат в каком-то магазине, то это уже функция правоохранительных органов. По сути, это контрабанда. С нашей стороны, если в сети появляется мобильный аппарат, код которого у нас отсутствует, то есть целый ряд возможных вариантов. Первый из вариантов — это аппарат роуминговый. В течение трех месяцев — никаких проблем. Второй — это аппарат комиссионный. Можно прийти к нам и написать заявление, что куплен комиссионный аппарат. По IMEI мы увидим, что это действительно аппарат старого производства, и внесем его в базу данных. Если оператор зафиксирует в сети телефон, не прописанный в нашей базе, то для начала ему отправляют сообщение: «Идентификационный код вашего аппарата отсутствует в базе УГЦР, и через какое-то время (скажем, через три месяца) он будет отключен от обслуживания. Прошу вас разобраться». Это примерная форма. У абонента может возникнуть несколько вариантов дальнейших действий. Он может пойти к продавцу и попросить его заменить устройство. Второй вариант — он может пойти к нам и сказать: «Можно я свой телефон внесу в базу данных. Мы проверим — если это старый аппарат и есть основания для включения, то мы это сделаем. Если это новый аппарат, ввезенный после начала действия положения, мы этого делать не будем».
 
В: А как быть с людьми, которые купили аппарат за границей или, скажем, долгое время пребывают в нашей стране в роуминге?
 
О: Согласно новому положению, любой гражданин имеет право ввезти два мобильных телефона из-за границы. Мы понимаем, что люди так поступают. Но опять-таки в течение трех месяцев человек должен обратиться к нам и показать документы, подтверждающие его легальную покупку.
 
В: А люди, которые временно живут в Украине со своими телефонами? Они тоже должны к вам обращаться?
 
О: Да. Они должны телефоны легализовать, если планируют оставаться больше трех месяцев.
 
В: В письменной форме нужно будет обращаться?
 
О: Да. Но мы сейчас думаем над введением современных технологий, которые позволят обращаться к нам через интернет.
 
В: А как смотрят мобильные операторы на то, что они обязаны вам предоставить коды всех телефонов? Ведь для них главное — это количество абонентов, а не легальных телефонов, которыми они пользуются.
 
О: Сложный вопрос. Во-первых, в данной ситуации это уже не просьба, а положение нормативного документа. Дополнительных затрат от оператора это не требует. Оператор должен быть настроен так же, как и мы, для того, чтобы создать нормальный цивилизованный рынок и обеспечить права граждан. Это общая задача. Я могу привести пример. Не так давно подобное положение было введено в Индии. Там, по итогам анализа IMEI, около 2,5 млн. абонентов пришлось отключить от сети. У них были либо не существующие коды, либо одинаковые. Да, это мера не популярная. Но нельзя, не сделав подобных шагов, перевести ситуацию на цивилизованные рельсы.
 
Есть разные примеры подделок аппаратов. Например, телефоны известных брендов производились в Киеве. И хорошо, если еще в Киеве,— в селах производились. Каким образом — очень просто. Мы все понимаем, что основная масса телефонов производится в Китае. Так вот, договариваются с китайскими поставщиками, и приходят посылки, набитые платами. Корпуса заказывают здесь на небольших заводиках. И в итоге появляется аппарат известного бренда, который берешь в руки и думаешь: «Как же они могли такое сделать?» 40-60% этих аппаратов переставало работать сразу после их сборки. Остальные умирали через три-четыре недели. И эти аппараты продавались! Поэтому, на мой взгляд, мы должны смотреть на то, как эти проблемы решаются в других странах. Мы изучили опыт Ирландии. Там операторы сами подключаются к общей базе данных и за пользование ей им приходится платить немаленькие деньги. Потому что оператор кроме права зарабатывать деньги имеет еще и обязанность защищать права своих абонентов. Мы эту работу готовы делать бесплатно для операторов. И я думаю, что операторы не могут не сделать шаги навстречу.
 
Павел Васильевич Слободянюк родился в Новочеркасске (Ростовская обл.) в 1956 г. В 1978 г. закончил Киевское высшее военное инженерное училище связи им. М. И. Калинина. В 1987 г. закончил Военную краснознаменную академию связи им. С. М. Буденного. Кандидат технических наук. С 2000 г. занимал должность замначальника управления радиотехнологий и использования радиочастот ГКСИ Украины. С 2001 г.— начальник отдела продаж услуг, директор по эксплуатации сетей и продажи услуг «Укртелекома». С декабря 2001 г.— первый заместитель начальника центра «Укрчастотнадзор». С 28 декабря 2005 г.— начальник «Укрчастотнадзора».
 
Беседовал Станислав ЮРАСОВ, Экономические известия

Вы здесь: Home Новости Телеком и IT Интервью Павел Слободянюк: «Ответственность за ввоз аппаратов все-таки несет производитель»