G-news

Понедельник, 20-е Ноября 2017
04:04:18

Системный кризис, который много лет подряд точит изнутри «Киевстар», получил дальнейшее развитие. На этот раз источником проблем стала кадровая политика компании, за неполные полгода в компании сменились три руководителя пресс-службы. В апреле компанию покинул Михаил Шуранов, после него поработал несколько месяцев Пётр Иванов, потом был ещё один джентльмен, которого я даже не знаю в лицо. Сейчас, судя по всему, это направление возглавил лично президент «Киевстар» Пётр Чернышёв. Результат не заставил себя ждать — начиная с конца ноября первое лицо настойчиво муссирует тему, которую ему лучше не вспоминать.

Что такое бдеть по-настоящему

27 ноября «Украинські новини» разместили интервью с президентом «Киевстар». Интервью обратило на себя внимание очевидным желанием его героя приукрасить действительность в одних местах и добавить чёрной краски в других. Чего стоит одно лишь утверждение: «у нас сеть 3G охватывает уже свыше 450 городов, поверьте, я знаю, о чем говорю«. Между тем на сегодняшний день в Украине всего-то 460 городов. В родной для меня Черкасской области таковых насчитывается 16, из которых «Киевстар» на сегодняшний день покрыл одну только Умань. Из той же серии рассуждения: «почему-то все думают, что Vodafone это какая-то сверхобширная компания«. Действительно, почему? Ну никаких же оснований для этого нет. Есть, как говорится, и другие большие компании.

Очень интересно было наблюдать как г-н Чернышёв пытается уйти от простого и конкретного вопроса о потенциале роста ARPU и, соответственно, перспективах возврата инвестиций в 3G. Ну и вот эта мысль — «когда кто-то предлагает какой-то товар в большем количестве за те же деньги – это что означает? Наверное, этот товар банально не того качества. Логично же? Рынок так устроен«, — обращает на себя внимание. Не впервые Пётр Чернышёв невпопад использует базовые метрики рынка мобильной связи, то ли по невежеству (трудно поверить), то ли в попытках приукрасить ситуацию.

Поясню для тех, кто не знаком с теорией. Если участник рынка предлагает свой товар по цене меньшей, нежели конкуренты, у этого факта может быть, как минимум, три объяснения:

- его операционная эффективность выше, поэтому он может уменьшить цену без ущерба для своей маржинальности;

- он выбрал стратегию ценовой конкуренции и готов пожертвовать маржинальностью, чтобы увеличить свою долю рынка;

- качество его товара ниже, чему у конкурентов.

По большому счёту всё это была обычная для крупных компаний риторика. Настоящей «изюминкой» пространного интервью стал вот этот пассаж:

«У меня есть еще один интересный вопрос – будет ли Vodafone покрывать захваченные территории Донецкой и Луганской области? Потому что МТС там прекрасно работает – это нас там вырубили и закрыли офисы, а МТС с «Астелитом» там работают до сих пор, и даже предоставляют услуги роуминга визитерам из России. Возникает вопрос – МТС-то ладно, российская компания. А Vodafone? Вот есть у меня вопрос – будет ли Vodafone предоставлять услуги на неподконтрольных Украине территориях? Или они выключат там МТС?»

Задавать публично такие вопросы — расписываться в своей некомпетентности. Конкретно вот этот риторический и очень-очень острый, как полагает, видимо г-н Чернышёв, вопрос имеет один-единственный возможный ответ — SIM-карта Vodafone будет работать везде, где есть покрытие сети «МТС-Украина». В свою очередь покрытие «МТС-Украина» должно быть везде, где это предусмотрено лицензионными условиями, если этому не препятствуют обстоятельства непреодолимой силы. При этом оккупация украинской территории, охваченной лицензионными условиями, не рассматривается украинским государством в качестве обстоятельств такого рода.

Да-да, для НКРСИ захват украинской территории не является достаточным основанием сворачивать деятельность подотчётных ей компаний. В прошлом году украинские операторы и поодиночке, и хором умоляли органы власти дать им хоть какой-то внятный ответ на вопрос что делать с их сетями в Крыму? Первые лица государства многозначительно надували толстые щёки и хмурили неширокие лбы, ограничиваясь невнятными «рекомендациями» в духе «сохраняйте спокойствие и сообщайте о развитии ситуации». Собственно говоря, кому, как не президенту «Киевстар» знать, насколько трепетно в НКРСИ относятся к лицензионным условиям. В одном из своих интервью он жаловался, что компания продолжает оплачивать частоты на захваченных территориях, которые фактически не может использовать.

Когда руководители «МТС-Украина» утверждают, что компания не будет предоставлять услуги под брендом Vodafone на оккупированных территориях, речь может идти лишь о маркетинговой активности. Да, компания не будет размещать там рекламные материалы, завозить стартовые пакеты и заниматься приёмом платежей за свои услуги. Как это происходит и сейчас, собственно говоря. А вот отключить самовольно свои сайты ей никто не разрешит. Поэтому, несмотря ни на что подрядчики компании будут обслуживать сеть, исправлять повреждения и поддерживать её работоспособность. Конец этому могут положить или сепаратисты, или власти Украины. Но не руководство «МТС-Украина» своим волевым решением.

Всё вышесказанное тривиально настолько, насколько это вообще возможно. Поэтому никаких рациональных причин для того, чтобы с многозначительным видом задавать эти нелепые вопросы я не находил. Возможно, подумалось мне, получение украинского гражданства вызвало у г-на Чернышёва прилив энтузиазма. Возможно, на волне этого энтузиазма он решил заделаться ещё большим патриотом, нежели профессионалы этого дела и теперь вместе с ними предаётся популярной в последнее время забаве — ищет врагов под кроватью. С кем не бывает, подумалось мне, простим человеку на первый раз. Однако одного раза президенту «Киевстар» оказалось недостаточно.

9 декабря он выложил в своём ФБ ссылку на материал в «Новом времени», сопроводив его комментарием:

«Спасибо журналу за интересное журналистское исследование. Если меня читают "с той стороны" — есть вопрос – А как работает "там" сим-карта Водафона-Украина?».

Эта реплика, очевидно, касалась ситуации в Крыму. По словам журналистов «официально в Крыму не продает свои sim-карты ни одна российская телеком-компания. Но на деле на полуострове торгуют картами МТС и Beeline, которые подключаются к сети по роумингу«.

На следующий день, 10 декабря в Главкоме выходит ещё одно пространное интервью с Чернышёвым, где он уже открыто провозглашает ганьбу бессовестным конкурентам:

«И МТС, и «Лайф» продолжают работать в этом регионе, и предоставляют на оккупированных территориях все услуги. Но ведь, по нашему опыту, я знаю, что невозможно там работать, если не нашел каких-то договоренностей с этими людьми. Вышки ж там не просто так стоят. Их нужно часто обслуживать, проверять, подзаряжать блоки. (...) Я считаю, что работать в оккупированных городах без договоренностей с теми, кто сейчас временно контролирует эту территорию, невозможно. С нами они пытались договориться, выходить, общаться. Мы наотрез отказались. Поэтому нас заставили уйти. (...) Мы не идем ни на какие контакты с незаконными «властями», ни в Крыму, ни в зоне АТО, даже если от этого страдает бизнес и доходы. Кстати, вы Vodafone задайте вопрос — планирует ли он предоставлять услуги в зоне АТО?»

Поражает и настойчивость, с которой руководитель крупнейшей компании теребит патриотическое чувство почтеннейшей публики, пытаясь спровоцировать у неё острое переживание зрады, и ничтожность предъявленных им аргументов.

Особенности телекоммуникаций на оккупированных территориях

На руку демагогам-любителям играет слабость отечественного экспертного сообщества. Даже те журналисты, которые по десять и более лет освещают украинский телеком-рынок, не вполне представляют, как он устроен и плохо ориентируются в деталях. Примером этого является широко распространённое мнение о том, что решение руководства Группы МТС о переходе под бренд Vodafone связано с неким имиджевым ущербом от её деятельности в оккупированном Крыму. В качестве обоснования такой точки зрения приводятся несколько фактов:

1. После того, как российские власти заблокировали работу сети мобильной связи «МТС-Украина» в Крыму, принадлежащее ей оборудование было проданы никому не известной компании ООО «К-Телеком» (ТМ Win-Mobile), созданной летом 2014 года;

2. Нынешние собственники ООО «К-Телеком» ранее были замечены в сотрудничестве с Группой МТС. В частности, одноимённое ЗАО «К-Телеком» предоставляет услуги мобильной связи под брендом МТС в Армении. В 2007 г. МТС купила за 310 млн евро ($431 млн) 80% акций этой компании у ливанских бизнесменов Пьера и Муссы Фаттушей. Эти же господа являются собственниками крымского «К-Телеком»;

3. Российская МТС предлагает наиболее выгодные условия для абонентов мобильной связи в Крыму. Несмотря на то, что её абоненты фактически обслуживаются в роуминге, им доступны бесплатные входящие и другие условия, характерные для краснодарского филиала МТС.

На основании этого делается умозаключение о нарушении российским МТС режима санкций, введенных мировым сообществом в отношении Крыма, о её работе на территории полуострова под видом ООО «К-Телеком» и о фактическом соучастии в этом «МТС-Украина» как структурного подразделения Группы МТС. Соответственно, имеет место и зрада, и ганьба.

Единственным источником всего этого конспироложества является банальная некомпетентность что российских, что украинских журналистов. К сожалению, они не понимают существенных деталей вопроса:

1. ПАО «Мобильные ТелеСистемы» (NYSE: MBT, NASDAQ: MBT, MCX: MTSS) ни при каких обстоятельствах не может состоять в юридически значимых отношениях с ООО «К-Телеком». Просто потому что является публичной компанией, а её акции котируются на нью-йоркской бирже. Соответственно, руководство компаний ходит под законом Сарбейнза — Оксли и такого рода фокусы (сокрытие значимой информации о деятельности вверенной ему компании, нарушение режима международных санкций и т.п.) означают для менеджмента столкновение с американским правосудием и реальный срок. А ведь руководство компании это не только граждане Российской Федерации, но и Рон Зоммер, и Регина фон Флемминг и другие иностранцы. Им рисковать ради копеечных крымских гешефтов ни к чему.

2. Если предположить, что ООО «К-Телеком» всего лишь подставное лицо, которое ввели в схему, чтобы избежать санкций, оно можт быть аффилировано разве что с АФК «Система», которая управляет всеми активами В. Евтушенкова, мажоритарного акционера МТС. Теоретически АФК «Система» могла бы заниматься этим вопросом самостоятельно, выкупив имущество «МТС-Украина» в Крыму, благо опыт работы с телекоммуникационными активами у неё есть. Однако россияне не стали этого делать, уступив место ливанцам.

3. Оккупация и аннексия Крыма, как и вся дальнейшая жизнь на полуострове находятся под плотным надзором Кремля и его многочисленных «органов». Всё, что связано с инфраструктурой Крыма, включая сети телекоммуникаций, рассматривается как стратегический вопрос. Не случайно при захвате инфраструктуры Укртелекома на руках у нападавших были подробные схемы оборудования. Поэтому что бы не происходило с мобильной и любой другой связью на полуострове это не является коммерческим вопросом. «Коммерсанты» будут делать ровно то, что скажут им их «кураторы». Никакой свободы действий у них нет и не может быть.

4. Скорее всего ситуация с крымскими активами МТС выглядит следующим образом. Российские спецслужбы определили сеть «МТС-Украина» в качестве донора для создания местного оператора мобильной связи, поскольку на момент аннексии она обслуживала львиную часть абонентов полуострова. Всё, что требовалось российскому руководству это установление контроля и бесперебойная работа сетей, коммерческие отношения между операторами были отданы на откуп самим бизнесменам. Понимая, что доходы от продолжения работы в Крыму несопоставимы с возможным ущербом в случае огласки, Группа МТС решила минимизировать свои потери, уступив сеть по дешёвке кому-то из проверенных партнёров. В результате братья Фаттуш самостоятельно окучивают эту делянку, обеспечивая техническую возможность работы на полуострове всем российским операторам связи. Братья, очевидно, предоставляют своим давним партнёрам из МТС существенные преференции, но отвечают за свой бизнес в Крыму самостоятельно. И отвечают они не перед акционерами МТС или Владимиром Евтушенковым, а перед «кураторами» из российских спецслужб.

Всё вышесказанное это есть самое серьёзное, что можно «предъявить» «МТС-Украина» в связи с ситуацией в аннексированном Крыму. Если же говорить о работе украинских операторов на территории самопровозглашённых «республик», всё намного, намного банальнее.

Как и в прошлом году во время оккупации Крыма украинское государство не даёт национальным операторам никаких указаний. Свернуть любую активность на неподконтрольных территориях, отключить базовые станции и эвакуировать весь персонал? Или любой ценой поддерживать функционирование сетей, давая нашим согражданам, оказавшимся по ту сторону фронта, возможность поддерживать связь с Большой землёй? Вместо того, чтобы сформулировать для телекомкомпаний цели, задачи и приоритеты их деятельности в чрезвычайных обстоятельствах, представители государства несут какой-то невыносимый вздор в духе «неуклонно придерживайтесь действующего законодательства», хотя это законодательство содержит противоречащие друг другу нормы.

Традиционно безответственная позиция руководства страны приводит к тому, что органы власти не то что не признают погибшим в ходе боевых действий инженера одной из телекомкомпаний, разорванного на куски шальным снарядом на улице Донецка во время ремонта повреждённых сетей, но даже не подтверждают факт его гибели. Инженера нет, его тела тоже нет, свидетельства коллег недостаточны, так что факт смерти установить невозможно. Всё, чем второй год подряд за свой счёт, на свой страх и риск вынуждены заниматься в зоне боевых действий украинские компании официально рассматривается как их внутренне дело, обычная коммерческая деятельность. В результате в любой момент какой-нибудь крикливый «патриот» может обвинить их в «пособничестве террористам» и «сотрудничестве с оккупантами».

Между тем у отечественных операторов мобильной связи нет работающих коммутаторов на территории «республик». Это означает, что весь голосовой трафик, текстовые сообщения и данные, которыми обмениваются абоненты на этой территории по-прежнему доступны уполномоченным органам украинского государства. Разговоры, текстовые сообщения, сведения об активности абонентов в сети (перемещение между сотами, списки собеседников и т.п.) всё это представляет исключительную оперативную ценность. По факту сети мобильной связи представляют собой распределённую сеть по сбору разнородной информации на оккупированных территориях.

Например, защита Надежды Савченко во многом построена на алиби, предоставленных украинскими операторами. Стоит ознакомиться с материалами данного дела, приведенными по этой ссылке. В них отражены реалии работы мобильных сетей в Луганске и Донецк: Астелит и МТС закрыли свои официальные представительства, передали персонал и все функции по обеспечению работоспособности сетей местным подрядчикам, полностью прекратили продвижение своих услуг.

Таким образом, работа украинских операторов на временно оккупированных территориях не только не противоречит интересам национальной безопасности украинского государства, но крайне желательна в силу этих самых соображений

Исключительная роль, которую сети мобильной связи играют в современных военно-политических конфликтах — это большая и крайне интересная тема, которая заслуживает отдельного рассмотрения. Пока же можно ограничиться констатацией факта — несмотря на очевидные минусы этой практики ни донбасские сепаратисты, ни их российские кураторы не могут отказаться от использования украинской мобильной связи. Показательно, что даже после появления собственной сети, развёрнутой на базе отобранного у «Киевстар» оборудования, официальные структуры самопровозглашённых «республик» продолжают пользоваться услугами украинских операторов.

Причина такого парадоксального поведения лежит, скорее всего, в организационно-технической плоскости. В отличие от Крыма на Донбассе российское руководство не считает нужным тратить существенные ресурсы на создание полноценной инфраструктуры. В результате луганский «Лугаком» и донецкий «Феникс» оказались нефункциональными полноразмерными макетами, пародиями на полноценного оператора мобильной связи. Почему в Крыму для этого было использовано имущество МТС-Украина, а на востоке страны — Киевстара, — могут сказать только сами «кураторы» процесса.

Wtf, Bro?

Неизбежен вопрос: с какой целью такая уважаемая, всё ещё самая большая на рынке компания играет с огнём? Едва ли ошибусь, если назову в качестве движущей силы ещё один кризис внутри компании, на этот неожиданный для всех без исключения.

Два события — выход норвежской Telenor из состава акционеров «Киевстар» и появление у «МТС-Украина» права на предоставление услуг под маркой Vodafone, — разнесли вдребезги маркетинговую стратегию лидера рынка. Подробный разбор ситуации, которая сложилась на рынке в результате этих событий можно найти в одной из моих публикаций. Ограничусь указанием ключевых фактов.

Используя возможности крупнейшего оператора мобильной связи Евросоюза «МТС-Украина» смогла предложить украинцам услуги роуминга и международной связи, которые не имеют прецедентов. Рыночное позиционирование украинского Vodafone сводится к очень простому и понятному всем посылу — «мы оператор для тех, кто ориентирован на Евросоюз». Имидж оператора, ориентированного на Европу, усиливается отсутствием привлекательных предложений для поездок в страны СНГ и Таможенного Союза. В силу объективных причин ни «Астелит», ни «Киевстар» не имеют возможности предложить ничего подобного на западном направлении.

С другой стороны, в результате ухода норвежских акционеров на передний план выходят их российские «партнэры» по «Киевстар», небезызвестная «Альфа Групп». Руководствуясь принципом «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать» приведу здесь фотографии людей, олицетворяющих одну из крупнейших и, по общему мнению, наиболее агрессивную ФПГ путинской России. Именно они теперь единолично определяют политику холдинга Vimpelcom Ltd., в который входит и «Киевстар».

Михаил Фридман

Михаил Фридман, председатель наблюдательного совета консорциума «Альфа-Групп»

Алексей Резникович

Алексей Резникович, главный управляющий директор LetterOne Telecom (управляет телеком-активами Альфа-групп)

Компания, которая пятнадцать с лишним лет старательно выстраивала имидж «национальной», очень-очень украинской и европейской по своему духу оказалась в ситуации жесточайшего кризиса этой самой идентичности. Всё, на чём был построен её маркетинг, едва ли не полностью обесценено. Невозможно педалировать тему своей «украинскости», имея акционерами таких колоритных, донельзя специфических персонажей. Невозможно позиционироваться как европейская компания на фоне предложений от Vodafone.

Для лидера рынка настал момент истины. Не имея возможности дать симметричный ответ основному конкуренту руководство» Киевстар» нервничает и пытается повесить на него ярлык «коллаборационистов». Прежние подходы больше не работают, привычная колея обернулась неожиданным тупиком. Команде «Киевстар» необходимо искать новое место под солнцем. Это нетривиальная, непростая задача и не факт, что её удастся решить в ближайшие год-два. Но иного выхода нет. Поэтому пожелаем им успеха, поменьше зрад и побольше перемог.

Роман Химич,  Медиасат

Экономическая полиция подозревает, что он участвовал в коррупционных схемах.

О задержании Джо Лундера сообщили в четверг норвежские СМИ. По данным газеты Aftenposten, ссылающейся на его адвоката Като Шутца, Лундер был задержан в аэропорту Осло 4 ноября сразу по прилете из Лондона. Экономическая полиция Норвегии подозревает, что он мог участвовать в масштабной коррупции, сообщила газете представитель экономической полиции Норвегии Мариан Дьюпесланн.

Норвежская полиция присоединилась к расследованию, которое еще с 2014 г. ведут минюст США, Комиссия по ценным бумагам и биржам США и прокуратура Нидерландов. Объекты их интереса – Vimpelcom, МТС и шведско-финская TeliaSonera: все трое начали работать в Узбекистане в 2000-х гг., а право входа на этот рынок, как подозревают следователи, купили у структур, связанных с окружением дочери президента страны Гульнары Каримовой. Именно ей, по мнению следователей, принадлежит компания Takilant, в адрес которой операторы направляли платежи. Минюст США полагает, что они рассчитывались за лицензии и частоты.

Лундер руководил Vimpelcom с 2011 г., сменив на посту его гендиректора Александра Изосимова. В отставку Лундер ушел весной этого года по собственному желанию, уступив должность бывшему гендиректору французского оператора SFR Жан-Иву Шарлье. Сейчас Лундер руководит Fredriksen Group, управляющей промышленными активами инвестора-миллиардера Джона Фредриксена.

Адвокат Лундера рассказал норвежскому изданию NRK, что полицию заинтересовал перевод $30 млн на счет в Швейцарию, совершенный его подзащитным через два месяца после того, как он возглавил Vimpelcom. Из графика платежей Vimpelcom в адрес Takilant (приведен в решении американского суда, арестовавшего активы Vimpelcom по «узбекскому делу») видно, что это два последних транша – менее четверти от $133,5 млн, перечисленных Takilant разными компаниями, связанными с Vimpelcom, начиная с 2006 г. Самый крупный платеж на $57,5 млн совершил 23 сентября 2009 г. «Вымпелком», гендиректором которого тогда был Александр Торбахов, нынешний зампред правления Сбербанка. Телефон Торбахова вчера был выключен, представитель Vimpelcom Ltd. не ответил на вопросы «Ведомостей» по существу, вопросы в Telenor остались без ответа.

Лундер готов сотрудничать со следствием, цитирует NRK слова его адвоката. Любые подозрения в коррупции, по его словам, беспочвенны.

33% Vimpelcom принадлежат норвежской госкомпании Telenor. В августе 2015 г. ее гендиректор и президент Йон Фредрик Баксаас досрочно ушел на пенсию, а два месяца спустя Telenor объявила, что ищет покупателя на свой пакет в Vimpelcom. На днях подал в отставку и председатель совета директоров Telenor Свейн Осер – после того как норвежский министр промышленности и торговли Моника Меланд сообщила, что получила новые подробности о деле. Вчера она передала «Ведомостям», что не станет раскрывать детали, пока длится расследование.

За день до задержания Лундера Vimpelcom сообщил, что зарезервировал на случай возможных штрафных санкций $900 млн. 4 ноября котировки Vimpelcom снизились до $3,41 – исторического минимума. Вчера к 20.20 мск они подросли на 4,1% до $3,55.

Ведомости

Нервная реакция руководителей Госконцерна "Укроборонпром" и некоторых членов парламентского комитета по вопросам национальной безопасности и обороны на мою статью "Очередь в спину", выразившаяся в обвинении автора чуть ли не в государственной измене, разглашении государственной тайны, и наконец, спланированной провокации по дискредитации имиджа "Укроборонпрома", свидетельствует о нежелании должностных лиц разобраться с настоящими проблемами в этой сфере.

Несмотря на стенания защитников "Укроборонпрома", Генеральный штаб подтвердил подлинность опубликованного в ZN.UA письма и продолжает настаивать на том, что предприятия концерна не выполняют свои обязательства перед ВСУ по ремонту вооружений и военной техники, а информация, изложенная на страницах еженедельника, достоверна.

Перечень проблем в деятельности "Укроборонпрома" и его предприятий был бы не полным без рассмотрения еще одной сферы приложения усилий его талантливого менеджмента — исполнения оборонного заказа. Надо отметить, что срыв сроков выполнения ремонта боевой техники, некачественное его исполнение или хроническая забывчивость ремонтников по установке на технику креплений для пулеметов может показаться детским лепетом в сравнении с возрастающими рисками невыполнения оборонного заказа (ОЗ), связанного с поставками вооружений и военной техники для потребностей Вооруженных сил.

Напомню, что еще в конце января текущего года секретарь СНБО А.Турчинов сделал громкое заявление о необходимости усиления уголовной ответственности за провал выполнения ОЗ.

Все нижеизложенные материалы не являются государственной и служебной тайной. Доступ к этим документам не закрыт никакими грифами секретности. По согласованию с редакцией в этот раз не упоминаю в ряде случаев конкретные типы вооружений, военной техники и боеприпасов, а также не указываю их количество.

"Эффективный" менеджмент предприятий

Знаковым является то обстоятельство, что именно в канун подведения итогов года пребывания во главе "Укроборонпрома" Р.Романова и его "команды эффективных менеджеров", Министерство обороны направило концерну письмо, где изложило свой взгляд на состояние дел в сфере выполнения ОЗ. И надо сказать, что миллиарды чистого дохода и сотни миллионов чистой прибыли, объявленные Р.Романовым как достижение, меркнут в сравнении с недополученным Вооруженными силами количеством вооружений и боевой техники.

Письмо от 26.06.2015 за №247/4/1311 из Департамента вооружений и военной техники Минобороны на имя первого заместителя генерального директора ГК "Укроборонпром" С.Пинькаса, подписанное временно исполняющим обязанности директора Департамента А.Артюшенко, поступило в концерн как раз во время публичных выступлений его руководителей по опровержению информации о невыполнении планов ремонтов боевой техники и вооружений (копия документа передана редакции).

Минобороны провело анализ состояния поставок образцов вооружений и военной техники в текущем году. И вот лишь несколько выводов. Например, МО констатирует, что перспективы закупки в рамках оборонного заказа самоходных минометов БТР-3М1 весьма проблематичны, поскольку для производства этих изделий отсутствует рабочая конструкторская документация, нет даже опытного образца, ни одного вида испытаний этих изделий не проводилось. Мало того, Минобороны даже не приступало к разработке тактико-технического задания, не говоря о том, что эти изделия не приняты на вооружение армии. При этом из бюджета на эти цели выделен 51 млн грн.

Вот вам и качество планирования оборонного заказа, и эффективность использования бюджетных средств, которые, по мнению МО, необходимо будет перенаправить в середине года на другие цели. А это, в свою очередь, влечет за собой необходимость поиска другой техники, возможно, смены поставщика, проведения процедуры закупки и заключения новых договоров.

Совершенно очевидно, что еще на стадии согласования проекта основных показателей оборонного заказа, "Укроборонпром" должен был представить Минобороны информацию о состоянии разработки указанного образца вооружений. О том, что отсутствует рабочая конструкторская документация. О том, что перспективы проведения предварительных, военных и государственных испытаний в связи с отсутствием изготовленного испытательного образца в текущем году маловероятны.

Еще 36 млн грн "экономии" получилось в результате отказа Минобороны от закупки по оборонному заказу 4-х танков Т-72А, планируемых для экспортной поставки. Как оказалось, тактико-технические требования Минобороны несколько иные, чем тактико-технические требования иностранного заказчика, для которого они изготавливались.

Неужели не понятно, что включение подобных изделий в оборонный заказ — это зона совместной ответственности Минобороны и "Укроборонпрома"? Невозможно представить, что на стадии формирования важнейшего документа — основных показателей оборонного заказа, который утверждается правительством, "Укроборонпром" не представил тактико-технические характеристики танков, предполагаемых для закупки!

Аналогична судьба 2-х танков Т-72UА, которые Минобороны предполагало закупить в 2015 году у одного из предприятий "Укроборонпрома". Возникла такая же проблема с несоответствием тактико-технических требований. А посему еще 12 млн грн оказались неиспользованными. Кроме того, военное ведомство указывает на серьезные риски относительно выполнения оборонного заказа по изготовлению 70 единиц БТР-3Е1. Предприятие "Киевский бронетанковый завод" подтвердило возможность изготовления до конца 2015 года не более 40 изделий. При этом надо заметить, что эта техника разрабатывалась для применения в условиях тропического климата, и ее технические характеристики также не соответствуют требованиям МО. Естественно, что и на вооружение данные изделия в установленном законодательством порядке не приняты. Хотя в условиях войны эти процедуры должны быть дебюрократизированы. А вот отсутствие рабочей конструкторской документации может быть более серьезной проблемой для выполнения этого заказа. Общая сумма, "высвобожденная" в результате того, что мощности предприятий "Укроборонпрома" не позволяют выполнить этот заказ в полном объеме, составила около 270 млн. гривен.

Несколько слов о контракте на закупку 40 единиц тактических боевых колесных машин "Дозор-Б".

Об этой боевой технике рассказывали все кому не лень. Ее демонстрировали П.Порошенко, А.Яценюку и А.Турчинову. На ее фоне пиарились практически все силовики. К сожалению, как оказалось, предприятие-исполнитель не имеет соответствующих производственных мощностей для организации выпуска этих изделий. В результате вместо 40 единиц Минобороны закупит лишь два образца, и то лишь для проведения и завершения в текущем году государственных испытаний! Конечно же, можно дебатировать еще и о двигателях для этой техники. Но вот в результате "эффективной" работы менеджерской команды "Укроборонпрома" в армию не будет поставлено техники еще на 118 млн грн бюджетных средств.

Еще раз акцентирую внимание, что при формировании оборонного заказа обязательно учитывается не только состояние разработки образца вооружений, но и оцениваются возможности предприятий по выпуску, в том числе серийному, этих изделий.

Зачем же тогда взимают военный сбор, если этими средствами не в состоянии распорядиться те, кто это обязан сделать в силу должностных полномочий?

В целом же сумма недопоставки вооружений и военной техники отечественного производства предприятиями концерна "Укроборонпром" составляет почти 600 млн грн. Это даже в рамках 4,5 млрд оборонного заказа, приходящегося на нужды ВСУ — существенная цифра, ярко демонстрирующая неспособность топ-менеджмента государственного концерна наладить в короткие сроки (если год войны считать таковым) производство необходимой для армии продукции.

Во время недавней пресс-конференции руководитель "Укроборонпрома" Р.Романов о масштабах недопоставленной Вооруженным силам продукции почему-то скромно умолчал. Не о миллиардах чистого дохода надо рассказывать, а о провале выполнения оборонного заказа. О том, что на предприятиях концерна даже при наличии стабильного бюджетного финансирования до сих пор не налажено серийное производство вооружений и боевой техники, а в ряде случаев даже отсутствует рабочая конструкторская документация, без которой производить соответствующие изделия вообще невозможно.

Пролет по импорту

Не менее красочной получается и картина с поставками вооружений и военной техники по импорту. По географии поездок и суммам государственных средств, потраченных на туристов из "Укроборонпрома", современные деятели из концерна уже давно "победили" предшественников. Только на авиаперелеты потрачены суммы, на которые можно закупить вооружение и военную технику для не одного батальона.

О подписании миллиардных экспортных контрактов руководители "Укроборонпрома" трубят на каждом шагу. А вот о том, что на конец июня текущего года для потребностей Вооруженных сил не поставлено по импорту вооружений и военной техники почти на 755 млн грн, менеджеры из госконцерна скромно умалчивают. Речь не идет о каких-либо поставках из России. Они полностью прекращены. Специально не называю страны-экспортеры, дабы не нанести ущерба переговорам.

По данным Минобороны, не выполнены даже поставки по прошлогодним контрактам. Задолженность поставщиков за 2014 год составляет почти 249 млн грн.

"Высокий" уровень организации закупок за рубежом не позволил нашим военным получить по контрактам 2014 года компактные системы радиоразведки и пеленгации на сумму 62 млн грн; системы электронного противодействия — на 160 млн; беспилотники — на 26 млн.

Уже в текущем году предприятия-импортеры "Укроборонпрома" недопоставили боеприпасы на сумму 208 млн грн; зенитные установки на 11 млн; самоходные минометы на 160 млн. Кроме того, военные не получили переносные передатчики помех, системы пеленгации, прицелы к гранатометам.

Еще на 435 млн грн на импортные поставки в рамках оборонного заказа 2015 года импортерами из "Укроборонпрома" даже не подписаны контракты. Человеку, не особо умудренному опытом ведения переговоров с иностранными поставщиками, понятно, что такие договоры за один день не подписываются. А посему понятна обеспокоенность военного ведомства своевременным исполнением этих позиций оборонного заказа во второй половине текущего года, когда надо планировать закупки на следующий год.

Сложно отнести к спланированной против "Укроборонпрома" провокации то, что контракты на закупку минометов, минометных боеприпасов и беспилотников подписаны военным ведомством в одностороннем порядке, а по системам электронного противодействия, гранатометам, патронам и пушкам поставщики никак вообще не могут сложить себе цену. По нескольким номенклатурам боеприпасов "Укроборонпром" даже не в состоянии определить предприятие-импортер.

Неужели еще необходимо доказывать, что в стране существует проблема с менеджментом в оборонно-промышленном комплексе? Да, конечно, можно возразить, что коней на переправе не меняют! Но вспоминается фраза Александра Лебедя: Это коней на переправе не меняют, а вот ослов — можно и нужно!

Кстати, правительство за плачевное состояние дел в сфере импорта вооружений несет прямую ответственность, поскольку именно оно наделяет предприятия подобными полномочиями. Почему до сих пор не принято решение о возможности устранения каких-либо посредников (пусть даже государственных) в этой сфере, если их деятельность оказалась абсолютно неэффективной? Почему Минобороны не может самостоятельно организовать закупки за рубежом? Почему военные ведомства даже неразвитых стран самостоятельно проводят закупки техники за рубежом, а наше Минобороны не имеет таких полномочий до сих пор?

Может быть, прав А.Турчинов: не пора ли за невыполнение оборонного заказа привлекать к уголовной ответственности? Или опять будем закрывать глаза на этих деятелей потому, что они из команды президента или премьер-министра, или представители какой-то политической силы, которую наказывать за эти деяния нельзя?

Дмитрий Менделеев, Зеркало недели

На днях заместитель концерна "Укроборонпром" Сергей Пинькас сообщил, что уже в конце лета в отечественные Вооруженные силы поступит долгожданная партия боевых бронированных машин "Дозор-Б". 

Впрочем, это уже не первый такой "анонс". В феврале тот же Пинькас уверял: украинских воинов вооружат "Дозорами" уже в марте. А Александр Турчинов, тогда верховный главнокомандующий, еще в начале июня 2014-го обещал, что ВСУ и НГУ скоро получат 200 бронетранспортеров. 

Изготовлять разрекламированное детище украинских оружейников должен был Львовский бронетанковый завод. Но он, по крайней мере пока что, с задачей не справился. 

Примечательно, что в течение 2014–2015 гг. отечественные БТЗ регулярно становились объектами громких скандалов, следствием которых были увольнения или даже аресты руководителей. Руководителя Львовского завода Александра Остапца гроза почему-то обошла. Несмотря на то, что вопросы к нему возникали. "Укроборонпром" продолжил контракт с Остапцом в феврале с.г., несмотря на наличие уголовных производств относительно передачи конфиденциальной информации служащими предприятия иностранным учреждениям и разворовывания почти 1 млн грн.

18 августа 2014 г. Львовская прокуратура по надзору за соблюдением законов в военной сфере зарегистрировала уголовное правонарушение по факту продажи 11 января 2012 г. Республике Казахстан технической документации на проведение капитального ремонта танка Т-72 и эксплуатационной документации БТР-80К с научно-техническими сведениями и другой конфиденциальной информацией, находящейся во владении государства, говорится в ответе на депутатское обращение №122 от 23.07.2014 г. за подписью заместителя генерального прокурора Украины А.Матиоса. Дело возбуждено по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 330 УКУ.

Ранее, 20 июня 2014 г., согласно сообщению пресс-службы военной прокуратуры Западного региона, открыто уголовное производство по факту похищения руководством Львовского бронетанкового завода почти 1 млн грн. Коррупционная схема проведена в сентябре 2013 г. Прокуратура установила, что служебные лица безосновательно перечислили коммерческому предприятию почти 1 млн грн за запчасти и комплектующие изделия к бронетанковой технике, которые так и не были доставлены на ремонтный завод. С целью сокрытия преступных действий служащие подделали документы по ремонту танков Т-72Б. Уголовные правонарушения предусмотрены ч. 5 ст. 191 и ч. 2 ст. 366 УКУ — овладение имуществом путем злоупотребления служебным положением и служебный подлог. 

Материалы указанных досудебных расследований объединены в одно уголовное производство.

Военная прокуратура Западного региона в ответ на запрос ZN.UA указала на еще одно уголовное производство, начатое 18 ноября 2013 г. Тоже по ч. 5 ст. 191 УКУ — растрата средств должностными лицами государственного завода в особо крупных размерах.

Но руководство "Укроборонпрома" эти обстоятельства не волновали. ZN.UA послало информационный запрос генеральному директору концерна Роману Романову с просьбой объяснить, почему на время ведения следствия руководителя Львовского бронетанкового завода не отстранили от должности и продолжили с ним контракт. Ответ пресс-службы на этот вопрос был лаконичным: "Согласно действующему законодательству оснований для отстранения Остапца А.Н. от должности в настоящее время не выявлено". 

Немного удивляет и деятельность прокуратуры, особенно в период ведения Украиной военных действий. В ответе на запрос военная прокуратура Западного региона указала, что в данное время в рамках уголовных производств, открытых относительно должностных лиц ГП ЛБТЗ, о подозрении никому не сообщали. А это означает, что дела могут расследоваться неопределенно долго. "Пока не объявлено о подозрении, временных ограничений расследования уголовного производства, согласно УПК, нет", — отмечает юрист Галина Янко. Уже прошло около года.

Темпы работы военной прокуратуры беспокоят. Ей понадобилось почти полгода только для открытия уголовного производства относительно передачи Львовским бронетанковым заводом 22 небоеготовных танков Вооруженным силам Украины. Производство начато 29 мая. Такой ответ ZN.UA получило на повторный запрос от военной прокуратуры Западного региона тоже... 29 мая. Совпадение? Дело возбуждено по признакам преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 191 УКУ, — присвоение, растрата имущества или овладение им путем злоупотребления служебным положением.

Еще 30 декабря 2014 г. президент Петр Порошенко, находясь на Яворивском полигоне во Львовской области, показательно передал военнослужащим частей Вооруженных сил, дислоцированных в Западном регионе, около 100 единиц военной техники и вооружения, изготовленных или восстановленных предприятиями оборонно-промышленного комплекса Украины. Тогда верховный главнокомандующий обратился к военным: "Теперь нам есть чем защищать украинскую землю. У украинцев есть боевой дух, а теперь они получили еще и то, чем защищаться". Глава государства поблагодарил, в частности, и руководство, и трудовой коллектив ЛБТЗ. Днем позже на официальной интернет-странице концерна "Укроборонпром" появится сообщение: "Президент Украины вручил личному составу ВСУ военную технику, которая уже в ближайшее время отправится в зону боевых действий... Отличился "Львовский бронетанковый завод", отдав в этот раз в АТО 28 единиц тяжелой бронетехники...". 

Тогда на полигоне стояло, по меньшей мере, 22 небоеготовных танка Т-64 БВ, отгруженных именно Львовским бронетанковым заводом.

Мы общались с Остапцом за день до открытия уголовного производства. На вопрос об отгруженных небоеготовных танках директор оборонного предприятия ответил искренне: "А кто у нас требовал исправные танки?" (Здесь и далее выделено нами. — Ред.) 

— А для чего же тогда возили на Яворивский полигон? 

— Не знаю... Для показа президенту — чтобы он видел, что мы делаем.

— Но ведь их должны были передать в зону боевых действий. 

— Нет! После того, как сделаем полный ремонт. В конце января мы всю технику отдали. 

Кому война, кому PR... 

Важная деталь: в течение 2013–2014 гг. (выпало и на время Революции достоинства, и оккупации Крыма) с ЛБТЗ было уволено свыше 200 специалистов пенсионного возраста. У большинства из них — 30–40-летний стаж работы на заводе. Это профессионалы 4-го и 5-го разрядов. "Мы писали заявления под копирку: "Прошу уволить меня по собственному желанию в связи с выходом на пенсию". Не проводилась даже аттестация", — говорит Михаил Калужный, который работал контрольным мастером и был членом профкома. 

В разговоре с нами директор Остапец заметил, что не видит необходимости привлекать к производству, возвращать на предприятие уволенных пенсионеров, даже в связи с войной. 

Сейчас Львовский бронетанковый завод, по словам директора, "фактически работает в три смены". На уточняющий вопрос, что означает "фактически", растолковал: речь идет только о двух цехах — инструментальном и механическом. Но не о ремонтном, на который, по логике, должна ложиться самая большая нагрузка. 

Ни один из опрошенных рабочих информацию о "трех сменах" не подтвердил. Они утверждают, что трудятся в одну смену с продолжением рабочего дня на несколько часов. 

А теперь вернемся к "Дозору". Очевидно, не стоит в который раз перечислять характеристики машины. О легком разведывательно-дозорном бронетранспортере только лишь говорится. И эти разговоры уже надоели военным. Воевать на "Дозоре-Б" украинские защитники так и не имели возможности. 

dozor-b

Обещаниями о "Дозоре-Б", как мы уже упоминали, военных и народ кормят с лета прошлого года. 4 июня 2014 г. на Чугуевском полигоне в Харьковской области, во время демонстрации тактико-технических характеристик "Дозора", и.о. президента Украины Александр Турчинов заявил, что 200 бронированных машин "Дозор-Б" разработки ГП "Харьковское конструкторское бюро по машиностроению им. А.Морозова" через некоторое время поступят на вооружение ВСУ и Национальной гвардии. Предполагалось, что для налаживания массового производства "Дозоров" понадобится несколько месяцев.

В зону военных действий до сих пор не передано ни одной машины. Их, в сущности, вообще нет.

"Опытный образец львовское предприятие начало делать в июле 2014 г.", — говорил перед журналистскими камерами директор Остапец 24 июля 2014 г. Тогда он заверил, что уже через месяц "Дозор-Б" выйдет из цехов завода. Руководитель излучал уверенность: "Имея современное оборудование, предприятие способно качественно и быстро пополнить ВСУ боевыми машинами".

А вот в ответе на коллективное депутатское обращение №UOP-13.0-353y от 15.08.2014 г. за подписью первого заместителя гендиректора государственного концерна "Укроборонпром" Сергея Пинькаса написано, что только 30 июля 2014 г. принято решение передать разработанную Харьковским конструкторским бюро по машиностроению им. А.Морозова конструкторскую документацию на Львовский бронетанковый завод. То есть? Если верить заявлениям Остапца, рабочие начали изготавливать "Дозор-Б" даже без чертежей? 

В том же ответе на депутатское обращение указано: "На совещании 06.08.2014 г. уточнена задача по изготовлению опытного образца Львовским бронетанковым заводом до 30.09.2014 г.".

Задача, конечно, не была выполнена.

Качество работ тоже не заслуживает похвалы.

3 октября на Львовском бронетанковом заводе Петр Порошенко испытал прочность брони "Дозора-Б" пулеметной пулей 7.62 мм. После выстрела президент убедил журналистов: броня машины выдержала, пуля не прошла насквозь, это реклама "Дозора". Он в который раз похвалил тружеников завода за качественную работу, похлопав Остапца по плечу. Но вмятина от пули должна была свидетельствовать, что броня незакаленная. Так, по крайней мере, утверждали и рабочие завода (попросив анонимности по понятным причинам).

Идем дальше. Пробный образец якобы завершен в начале 2015 г. Сейчас он стоит на заводе. Работники перекрестили его на "Позор". Они же рассказали нам, что пограничники ездили на "Дозоре-Б" по автодрому. Машина на завод своим ходом не вернулась.

Следовательно, надежность образца весьма сомнительна. 

А как дела с производством следующих автомобилей?

На заводе запустили изготовление десяти "Дозоров-Б". Еще даже не сварены корпуса всех машин. Это подтвердил и директор завода Остапец. Однако пресс-служба "Укроборонпрома" назвала другую причину задержки: "На данное время государственное предприятие "Львовский бронетанковый завод" уже изготовило первую партию ТКБМ "Дозор-Б", которую военные должны взять на вооружение. Перенесение сроков изготовления этих бронетранспортеров произошло из-за отсутствия соответствующей разрешительной документации в Германии, что сделало невозможным поставки в Украину двигателей Deutz, которыми комплектуют ТКБМ "Дозор-Б". Кстати, по нашей информации, вопрос поставки двигателей до сих пор не решен.

Другая сторона проблемы. "Укроборонпром" в ответе на запрос написал: "Изготовление ТКБМ "Дозор-Б" должно осуществляться в рамках государственной программы или научно-исследовательской и исследовательско-конструкторской работ по заказу Министерства обороны, предусматривающих соответствующее финансирование. 27.04.2015 г. было подписано совместное с Минобороны решение, в котором предусматриваются обязательства заключить соответствующий контракт в срок до 22.05. 2015 г. Все необходимые документы со стороны Львовского бронетанкового завода были присланы. По состоянию на 28.05.2015 г. контракт на выполнение государственного заказа с Минобороны относительно изготовления указанной техники не заключен, соответствующее финансирование не поступало". 

Количество и сроки изготовления машин "Дозор-Б" в рамках государственного заказа, согласно ответу "Укроборонпрома", являются информацией с ограниченным доступом. Справедливо, но зачем в который раз давать обещания, которые не выполняются? И это уже касается не только Остапца. Но и Остапца также. 

В апреле директор ЛБТЗ сообщил, что перед коллективом предприятия стоит государственный оборонный заказ — до июля т.г. изготовить 40 единиц бронеавтомобилей "Дозор-Б" (информация опубликована также на официальном сайте Минобороны). Руководитель Львовского бронетанкового завода тогда указал, что завод полностью готов и к значительному увеличению госзаказа. Предпосылки для корректировки количества "Дозоров" для производства, дескать, есть. В текущем году, по словам Остапца, цифра может быть увеличена до 100 единиц.

А уже 28 мая Остапец в разговоре с нами сказал, что в скором времени будет подписывать контракт на производство 40 единиц техники. Но не до июля, а до конца года. Причина продления срока, по его словам, — отсутствие своевременного финансирования. Прошло неполных два месяца со дня предыдущего заявления Остапца о сроке выполнения госзаказа, а продолжен он на полгода. Разве потеря времени в условиях войны не является преступлением? 

Вы верите, что в начале 2016 г. украинские защитники получат хотя бы 40 боевых машин "Дозор-Б" производства Львовского бронетанкового завода, хотя еще в прошлом году и.о. верховного главнокомандующего пообещал им 200? 

Так хватит ли воли власти во главе с верховным главнокомандующим не только пиариться на якобы изготовлении "Дозора-Б" (по его словам, машина будет гордостью "Укроборонпрома"), а наладить массовое производство и обеспечить ВСУ, Нацгвардию, погранвойска легкими бронеавтомобилями? А также — несколько изменить отношение к исполнительской дисциплине и кадровой политике в сфере оборонно-промышленного комплекса?

Оксана Загайкало, Зеркало недели

Мобильный оператор хочет, чтобы его реклама гармонировала с патриотическими ценностями.

Мобильный оператор "Киевстар" отказался от размещение рекламы в эфире канала "Интер" из-за показанного каналом новогоднего огонька с участием одиозных российских поп-звезд.

Об этом сообщает ЛІГАБізнесІнформ со ссылкой на директора по корпоративным связям "Киевстар" Михаила Шуранова. "Мы приостановили размещение рекламы на "Интере".

Нам важно, чтобы наша реклама гармонировали с патриотическими ценностями, которые "Киевстар" как национальный украинский оператор вкладывает в рекламу", - говорит менеджер.

Шуранов добавил, что сейчас дирекция по маркетингу компании проводит оценку целесообразности размещения рекламы на этом телеканале в дальнейшем.

"Киевстар" пока является единственной из национальных компаний, которая публично прекратила сотрудничество с "Интером".

Вы здесь: Home Новости Телеком и IT Дайджест СМИ